AQUARIUM

лицевая сторона обложки

обложка "Антологии"

День Серебра (1984)

БГ - голос, гитары
В. Гаккель - виолончель, голос
А. Куссуль - скрипка
П. Трощенков - ударные
А. Титов - бас
А. Романов - флейты
А. Ляпин - гитара
М. Васильев - percussion
А. Беренсон - труба (2, 9)

Записано в студии А. Тропилло, кроме 9 - Дом Радио.
Запись - Андрей Тропилло.
Художник - В. Вальге.
АКВАРИУМ благодарит Игоря Петрученко за предоставленные фотоматериалы.

(с) Б.Г. 1984
(с) Студия "Союз" 2002
(p) Антроп 1984

В 1994 году фирма "Триарий" выпускала альбом без бонус-треков и в собственном оформлении.

Сидя на красивом холме
Иван Бодхидхарма
Дело мастера Бо
Двигаться дальше
Небо становится ближе
Пока не начался джаз
Электричество
Она не знает, что это (Сны)
Выстрелы с той стороны
Глаз
Здравствуй, моя смерть (Тема для новой войны)
Колыбельная

bonus-tracks

Выстрелы с той стороны (live version)
Господин Одинокий Журавль

Сидя на красивом холме

Сидя на красивом холме,
Я часто вижу сны, и вот, что кажется мне:
Что дело не в деньгах, и не в количестве женщин,
И не в старом фольклоре, и не в Новой Волне -
Но мы идем вслепую в странных местах,
И все, что есть у нас - это радость и страх,
Страх, что мы хуже, чем можем,
И радость того, что все в надежных руках;
И в каждом сне
Я никак не могу отказаться,
И куда-то бегу, но когда я проснусь,
Я надеюсь, ты будешь со мной...

Наверх


Иван Бодхидхарма

Иван Бодхидхарма движется с юга
На крыльях весны;
Он пьет из реки,
В которой был лед.
Он держит в руках географию
Всех наших комнат,
Квартир и страстей;
И белый тигр молчит,
И синий дракон поет;
Он вылечит тех, кто слышит,
И может быть тех, кто умен;
И он расскажет тем, кто хочет все знать,
Историю светлых времен.

Он движется мимо строений, в которых
Стремятся избегнуть судьбы;
Он легче, чем дым;
Сквозь пластмассу и жесть
Иван Бодхидхарма склонен видеть деревья
Там, где мы склонны видеть столбы;
И если стало светлей,
То, видимо, он уже здесь;
Он вылечит тех, кто слышит,
И, может быть тех, кто умен;
И он расскажет тем, кто хочет все знать,
Историю светлых времен.

Наверх


Дело мастера Бо

Она открывает окно,
Под снегом не видно крыш.
Она говорит: "Ты помнишь, ты думал,
Что снег состоит из молекул?"
Дракон приземлился на поле -
Поздно считать, что ты спишь,
Хотя сон был свойственным этому веку.
Но время сомнений прошло, уже раздвинут камыш;
Благоприятен брод через великую реку.
А вода продолжает течь
Под мостом Мирабо;
Но что нам с того?
Это
Дело мастера Бо.

У тебя есть большие друзья,
Они снимут тебя в кино.
Ты лежишь в своей ванной,
Как среднее между Маратом и Архимедом.
Они звонят тебе в дверь - однако входят в окно,
И кто-то чужой рвется за ними следом...
Они съедят твою плоть, как хлеб,
И выпьют кровь, как вино;
И взяв три рубля на такси,
Они отправятся к новым победам;
А вода продолжает течь
Под мостом Мирабо;
Но что нам с того -
Это дело мастера Бо.

И вот - Рождество опять
Застало тебя врасплох.
А любовь для тебя - иностранный язык,
И в воздухе запах газа.
Естественный шок,
Это с нервов спадает мох;
И вопрос: "Отчего мы не жили так сразу?"
Но кто мог знать, что он провод, пока не включили ток?
Наступает эпоха интернационального джаза;
А вода продолжает течь
Под мостом Мирабо;
Теперь ты узнал,
Что ты всегда был мастером Бо;
А любовь - как метод вернуться домой;
Любовь - это дело мастера Бо...

Наверх


Двигаться дальше

Двигаться дальше,
Как страшно двигаться дальше,
Выстроил дом, в доме становится тесно,
На улице мокрый снег.
Ветер и луна, цветы абрикоса -
Какая терпкая сладость;
Ветер и луна, все время одно и то же;
Хочется сделать шаг.

Рожденные в травах, убитые мечом,
Мы думаем, это важно.
А кто-то смеется, глядя с той стороны -
Да, это мастер иллюзий.
Простые слова, их странные связи -
Какой безотказный метод!
И я вижу песни, все время одни и те же:
Хочется сделать шаг.
Иногда это странно,
Иногда это больше чем я;
Едва ли я смогу сказать,
Как это заставляет меня,
Просит меня

Двигаться дальше,
Как страшно двигаться дальше.
Но я еще помню это место,
Когда здесь не было людно.
Я оставляю эти цветы
Для тех, кто появится после;
Дай Бог вам покоя,
Пока вам не хочется
Сделать шаг...

Наверх


Небо становится ближе

Каждый из нас знал, что у нас
Есть время опоздать и опоздать еще,
Но выйти к победе в срок.
И каждый знал, что пора занять место,
Но в кодексе чести считалось существенным
Не приходить на урок;
И только когда кто-то вышел вперед,
И за сотни лет никто не вспомнил о нем,
Я понял - небо
Становится ближе
С каждым днем...

Мы простились тогда, на углу всех улиц,
Свято забыв, что кто-то смотрит нам вслед;
Все пути начинались от наших дверей,
Но мы только вышли, чтобы стрельнуть сигарет.
И эта долгая ночь была впереди,
И я был уверен, что мы никогда не уснем;
Но знаешь, небо
Становится ближе
С каждым днем...
Сестра моя, куда ты смотрела, когда восход
Встал между нами стеной?
Знала ли ты, когда ты взяла мою руку,
Что это случится со мной?

И ты можешь идти и вперед, и назад,
Взойти, упасть и снова взойти звездой;
Но только пепел твоих сигарет - это пепел империй,
И это может случиться с тобой;
Но голоса тех богов, что верят в тебя,
Еще звучат, хотя ты тяжел на подъем;
Но знаешь, небо
Становится ближе;
Слышишь, небо
Становится ближе;
Смотри - небо
становится ближе
С каждым днем.

Наверх


Пока не начался джаз

В трамвайном депо пятые сутки бал;
Из кухонных кранов бьет веселящий газ.
Пенсионеры в трамваях говорят о звездной войне.
Держи меня, будь со мной.
Храни меня, пока не начался джаз.

Прощайте, друзья, переставим часы на час;
В городе новые стены, но чистый снег;
Мы выпускаем птиц - это кончился век.
Держи меня, будь со мной,
Храни меня, пока не начался джаз.

Ночью так много правил, но скоро рассвет;
Сплетенье ветвей - крылья, хранящие нас.
Мы продолжаем петь, не заметив, что нас уже нет.
Держи меня, будь со мной,
Храни меня, пока не начался джаз...
Веди меня туда, где начнется джаз.

Наверх


Электричество

Моя работа проста - я смотрю на свет.
Ко мне приходит мотив, я отбираю слова
Но каждую ночь, когда восходит звезда,
Я слышу плеск волн, которых здесь нет.

Мой путь длинней, чем эта тропа за спиной.
И я помню то, что было показано мне -
Белый город на далеком холме,
Свет высоких звезд по дороге домой.
Но электричество смотрит мне в лицо,
И просит мой голос;
Но я говорю: "Тому, кто видел город, уже
Не нужно твое кольцо."

Слишком рано для цирка,
Слишком поздно для начала похода к святой земле.
Мы движемся медленно, словно бы плавился воск;
В этом нет больше смысла -
Здравствуйте, дети бесцветных дней!
Если бы я был малиново-алой птицей,
Я взял бы тебя домой;
Если бы я был...

У каждого дома есть окна вверх;
Из каждой двери можно сделать шаг;
Но если твой путь впечатан мелом в асфальт -
Куда ты пойдешь, когда выпадет снег?
Но электричество смотрит мне в лицо,
И просит мой голос;
Но я говорю: "Тому, кто видел город, уже
Не нужно твое кольцо."

Наверх


Она не знает, что это сны

Я видел дождь, хотя, возможно, это был снег,
Но я был смущен, и до утра не мог открыть глаз.
Еще одно мгновенье - и та, кто держит нити, будет видна;
Но лестницы уходят вверх и вьются бесконечно -
В этом наша вина;

В книгах всегда много правильных слов,
Но каждую ночь я вижу все как в первый раз;
Никто не сможет вывести меня из этого переплетенья перил;
Но та, кто смотрит на меня из темноты пролетов,
Не слыхала про крылья,

Она не знает, что это сны.

Каждый мой шаг вычислен так же, как твой.
И это уже повод не верить словам.
Каждое мое письмо прочитано здесь так же, как там;
Но я хочу сказать тебе, пускай ты не поверишь,
Но знай, это верно -

Она не знает, что это сны.

Наверх


Выстрелы с той стороны

Он подходит к дверям, он идет, ничего не ища.
Его чело светло, но ключ дрожит в кармане плаща.
Какая странная тень слева из-за спины,
Зловещий шум лифта, новая фаза войны;
Жизнь проста, когда ждешь выстрелов с той стороны.

Он ходячая битва, он каждый день выжжен дотла.
Вороны вьют венки, псы лают из-за угла.
Малейшая оплошность - и не дожить до весны,
Отсюда величие в каждом движеньи струны;
Он спит в носках, он ждет выстрелов с той стороны.

Любой трамвай - гильотина, каждый третий целится вслед.
Риск растет с количеством прожитых лет.
Лиловый и белый - символы слишком ясны,
Не стой под грузом, иначе войдешь в его сны;
Мы двинемся дальше,
Танцуя под музыку выстрелов с той стороны;
Неужели ты не слышишь музыки выстрелов с той стороны?

Наверх


Глаз

Дайте мне глаз, дайте мне холст,
Дайте мне стену, в которую можно вбить гвоздь -
И ко мне назавтра вы придете сами.

Дайте мне топ, дайте мне ход,
Дайте мне спеть эти пять нелогичных нот,
Тогда меня можно брать руками.
Как много комнат, полных людей;
Прозрачных комнат, полных людей,
Служебных комнат, полных людей,
Но пока нет твоей любви,
Мне всегда
Будет хотеться чего-то еще.

Дайте мне ночь, дайте мне час,
Дайте мне шанс сделать что-то из нас,
Иначе все, что вам будет слышно,
Это "что вам угодно?";
Может быть нет, может быть да,
На нашем месте в небе должна быть звезда;
Ты чувствуешь сквозняк оттого,
Что это место свободно
Как много комнат, полных людей,
Прозрачных комнат, полных людей,
Служебных комнат, полных людей,
Но пока нет твоей любви,
Мне всегда
Будет хотеться чего-то еще.

Наверх


Здравствуй, моя смерть (Тема для новой войны)

Здравствуй, моя смерть,
Я рад, что мы говорим на одном языке.
Мне часто нужен был кто-то, кому все равно,
Кто я сейчас,
Кто знает меня и откроет мне двери домой;
Учи меня в том, что может быть сказано мной.
Учи меня - слова безразличны, как нож.
А тот, кто хочет любви, беззащитен вдвойне,
И не зная тебя, движется словно впотьмах -
И каждый говорит о любви в словах,
Каждый видит прекрасные сны,
Каждый уверен, что именно он - источник огня,
И это - тема для новой войны.

Здравствуй, моя смерть, спасибо за то, что ты есть;
Мой торжественный город еще не проснулся от сна.
Пока мы здесь и есть еще время делать движенья любви,
Нужно оставить чистой тропу к роднику;
И кто-то ждет нас на том берегу,
Кто-то взглянет мне прямо в глаза,
Но я слышал песню, в ней пелось:
"Делай, что должен, и будь, что будет", -
Мне кажется, это удачный ответ на вопрос;
Но каждый из нас торгует собой всерьез,
Чтобы купить себе продолженье весны.
И каждый в душе сомневается в том, что он прав,
И это - тема для новой войны.

Fais se que dois, - adviegne que peut;
C'est commande au chevalier.

Наверх


Колыбельная

Спи, пока темно,
Завтра вновь
Утро случится;
Я открыл окно -
Слышишь, спят
Звери и птицы.

А над всей землею горит звезда,
Ясная, как твой смех.
Мы с тобою вместе дойдем туда,
Где горит звезда для всех, для всех.

Наверх

Господин Одинокий Журавль

Твоя вина - в неведеньи вины.
Твоим глазам
Несвойственна печаль
О странных днях, когда душа в любви,
Как будто бы в вине.

Твоим богам неведом страх огня,
Твоим богам - но кто они в лицо,
И разве я - не Бог?
Любовь моя,
Ответь...

Наверх

Вернуться к другим альбомам.

Вернуться к главному меню.

Для писем