AQUARIUM

Ихтиология (1984)

БГ, В. Гаккель, А. Романов, М. Файнштейн

Фото - Андрей "Вилли" Усов

Ремастеринг - А. Субботин, "Saturday Mastering Studio" 2002
design: (c) 2002 derbenev

В 1999 году SoLyd Records выпускала альбом без бонус-треков и в собственном оформлении.

Ключи от моих дверей
Рыба
Возвращение домой
Странный вопрос
Дитя рассвета
Десять прекрасных дам
Комната, лишенная зеркал
Рождественская песня
Новая жизнь на новом посту
Сторож Сергеев
Лети, мой ангел, лети
Движение в сторону весны

bonus-tracks:
Уйдешь своим путем
Диплом
Пески Петербурга
Мне хотелось бы видеть тебя
Немое Кино
Как движется лед
Песня No. 2

Ключи от моих дверей

Между тем, кем я был,
И тем, кем я стал,
Лежит бесконечный путь;
Но я шел весь день,
И я устал,
И мне хотелось уснуть.
И она не спросила, кто я такой,
И с чем я стучался к ней;
Она сказала: "Возьми с собой
Ключи от моих дверей."

Между тем, кем я стал,
И тем, кем я был -
Семь часов до утра.
Я ушел до рассвета, и я забыл,
Чье лицо я носил вчера.
И она не спросила, куда я ушел,
Северней или южней;
Она сказала: "Возьми с собой
Ключи от моих дверей."

Я трубил в эти дни в жестяную трубу,
Я играл с терновым венцом,
И мои восемь струн казались мне
То воздухом, то свинцом;
И десяткам друзей
Хотелось сварить
Суп из моих зверей;
Она сказала: "Возьми с собой
Ключи от моих дверей."

И когда я решил, что некому петь,
Я стал молчать и охрип.
И когда я решил, что нет людей
Между свиней и рыб;
И когда я решил, что остался один
Мой джокер средь их козырей,
Она сказала: "Возьми с собой
Ключи от моих дверей."

Наверх


Рыба

Какая рыба в океане плавает быстрее всех?
Какая рыба в океане плавает быстрее всех?
Я хочу знать, я хочу знать, я всегда хотел знать,
Какая рыба в океане плавает быстрее всех.

Я долго был занят чужими делами,
Я пел за ненакрытым столом.
Но кто сказал вам, что я пел с вами,
Что мы пели одно об одном?
Вы видели шаги по ступеням, но
Кто сказал вам, что я шел наверх?
Я просто ставил опыты о том, какая
Рыба быстрее всех.

Я не хочу говорить вам "нет",
Но поймете ли вы мое "да"?
Двери открыты, ограда тю-тю,
Но войдете ли вы сюда?
Я спросил у соседа: "Почему ты так глуп?" -
Он принял мои слезы за смех.
Он ни разу не раздумывал о том, какая
Рыба быстрее всех.

Вавилон - город как город,
Печалиться об этом не след.
Если ты идешь, то мы идем в одну сторону -
Другой стороны просто нет.
Ты выбежал на угол купить вина,
Ты вернулся, но вместо дома - стена.
Зайди ко мне, и мы подумаем вместе
О рыбе, что быстрее всех.

Какая рыба в океане плавает быстрее всех?
Какая рыба в океане плавает быстрее всех?
Я хочу знать, я хочу знать, я всегда хотел знать,
Какая рыба в океане плавает быстрее всех.

Наверх


Возвращение домой

Они шли так долго,
Что уже не знали, куда;
И в его ладонях был лед,
А в ее ладонях - вода;
И если бы он не смеялся,
Она бы решила, что он немой,
Но он сказал ей: "Как будет славно,
Когда мы вернемся домой".

Сестра моя, ты альтруист,
Ты не щадишь свечей.
И ты хочешь узнать мой язык,
Но он мой и больше ничей.
А нам уже нужно так мало слов,
И зима почти за спиной.
И знаешь, сестра, как будет славно,
Когда мы вернемся домой!

Я летел на серебряных крыльях -
О, я был большой эстет!
И с той стороны стекла
Я искал то, чего с этой нет.
И тело мое просило любви
И стало моей тюрьмой;
Все остается точно так же,
Но только я знаю, что я
Возвращаюсь домой.

Наверх


Странный вопрос

Здесь слишком много сквозняка,
Но слишком сильный дух;
Здесь много старых женщин,
Они все читают вслух;
Ко мне подходят люди
С намереньем разбить мне нос,
А ты удивлена, отчего я не живу здесь -
Милая, ты знаешь,
Мне кажется, это странный вопрос.

В табачном производстве
Все борются за власть,
Или гонят самогон
Из того, что нет смысла красть;
А начальник цеха не был здесь год,
Он на это забил;
А ты удивлена, отчего я не курю -
Милая, ты знаешь,
Может быть я идиот, но я не дебил.

Один твой друг
Ест ложкой гудрон,
А другой стреляет всех,
Кто знает больше, чем он.
Ко мне подходит некто с автоматом и говорит:
"А бежишь ли ты кросс?"
А ты удивлена, отчего я здесь проездом -
Милая, ты знаешь,
Мне кажется, это ты не всерьез.

Ты пришла ко мне утром,
Ты села на кровать,
Ты спросила, есть ли у меня
Разрешенье дышать,
И действителен ли мой пропуск,
Чтобы выйти в кино?
Теперь ты говоришь:"Ну куда же ты отсюда?"
Ты знаешь, главное - прочь, а там все равно.

Наверх


Дитя рассвета

Дитя рассвета,
Не знавшее света дня,
Смотри - это ветер,
Он чем-то похож на меня.

Ветер проходит мимо,
Коснувшись дыханьем век,
Оставив тебе любимых,
Оставив себе свой бег.

Наверх


Десять прекрасных дам

Все кончилось так: он долго смотрел в окно,
Потом подошел к стене и надел пальто.
И вышел туда, где снег и ночь,
И сел в трамвай - уехать прочь,
Туда, где есть
Десять прекрасных дам.

Хозяйка, зевнув, ему подала ладонь,
Сказала: "Еще когда-нибудь зайдите на наш огонь".
А гости сидели за столом
И чинно сосали чай с дерьмом,
И пили за здоровье прекрасных дам.

И он вышел прочь - куда, он не знал и сам.
Набрав семь цифр, он мерз, подпевая гудкам.
Но трубок никто не поднимал,
Он был один, и мир был мал,
Но все же скрыл
Десять прекрасных дам.

А дома его ждал застоявшийся дым,
И десять листов, верных его стихам.
И верь не верь, но десять прекраснейших дам
Ждали звонка в свою дверь, его звонка;
Десять прекрасных дам.

Я кончил писать, и тоже встал у окна,
Туда, где видна стена и еще раз стена.
И долго стоял, и синий дым
Ел мне глаза, но я был с ним
И пил до дна здоровье десяти прекрасных,
Десяти прекрасных дам.

Наверх


Комната, лишенная зеркал

Сын человеческий, где ты?
Скажи мне еще один раз,
Скажи мне прямо, кто мы теперь,
Скажи мне истинно, где мы сейчас;
Ведь я думал, все будет честно,
Шелковый шарф на шлем,
Но это битва при закрытых дверях,
Борьба жизни с черт знает чем,
И кто-то считает, что это подвох,
И кто-то кричит, что провал.
И каждое слово - признак того, что мы
В комнате, лишенной зеркал.

Сегодня мне снился ангел,
Похожий на Брюса Ли.
Он нес мне жидкость для прочистки мозгов,
Стакан портвейна для хозяев земли.
Но я был мудр и светел,
Я взялся за дело всерьез;
И я умер, выбирая ответ,
Хотя никто не задавал мне вопрос.
А друг мой Ленский у пивного ларька
Сокрушался, что литр так мал;
А очередь хором читала стихи
О комнате, лишенной зеркал.

Нас всех учили с любовью
Смотреть не вверх, а вперед;
Но любовь стреляет из обоих стволов,
Как только ты выйдешь на взлет.
А что, в самом деле - увлечься
Одной из тех благородных девиц,
Что воткнут тебе под ребра перо,
Чтобы нагляднее было думать про птиц;
Но будь я тобой, я б отправил их всех
На съемки сцены про первый бал,
А сам бы смеялся с той стороны стекла
Комнаты, лишенной зеркал.

У черных есть чувство ритма,
У белых - чувство вины,
Но есть третьи, без особых примет,
Что смотрят на женщин только ниже спины.
Но я не был сосчитан,
Я видел это со стороны;
Мне как-то странно служить любовником муз,
Стерилизованных в процессе войны,
Где выжил тот, кто был заранее мертв,
А выиграл тот, кто не встал -
И только герои снимают рашпилем грим
Комнаты, лишенной зеркал.

И вот два достойных занятья
Для тех, кто выше нуля:
Торговля открытками с видом на плешь,
Или дикий крик: "Право руля!";
И значит я списан, как мертвый,
И мне положен конец,
Но я благодарен всем, стрелявшим в меня:
Теперь я знаю, что такое свинец;
И кто-то смеется, как серебряный зверь,
Глядя в наполненный зал;
А я просто здесь, я праздную радостный сон
О комнате, лишенной зеркал.

Наверх


Рождественская песня

Твои самолеты - им никогда не взлететь;
Твои горизонты чисты, твои берега не знают прибоя.
На улицах много людей, но тебе не сказали, что это такое,
Ты бросаешь им золото - тебе не сказали, что это медь;
Из тех, кто был здесь сначала, с тобой остаются лишь трое -
Но, королева, кто позволит им петь?

Твои глаза - никто не помнит их цвет,
Лишь в клетках поют соловьи неизвестной ученым природы.
Все двери закрыты на ключ, с сумерек и до восхода;
Лишь рыбаки не боятся смотреть тебе вслед.
Тебя обманули - им не позволяют смотреть на воду;
Но, королева, кто погасит их свет?

А в гавани - паруса из цветных камней,
И матросы в монашеских рясах пьют здоровье жены капитана,
Но в полночь расходятся в кельи - они снимаются с якоря рано,
Им нужно плыть вокруг света - туда, где в полдень темней,
Чем ночью. Их корабль разобрала на части охрана,
Но они уплывут, королева, - есть вещи сильней.

А ночью время идет назад,
И день, наступающий завтра, две тысячи лет как прожит;
Но белый всадник смеется, его ничто не тревожит,
И белый корабль с лебедиными крыльями уже поднял паруса;
Часовые весны с каждым годом становяться строже,
Но, королева, - сигналом будет твой взгляд.

Королева, мы слыхали, что движется лед;
Но, когда поднимаются реки, это даже не стоит ответа;
Ладони полны янтарем, он будет гореть до рассвета,
И песнь яблоневых ветвей - ее никто не поет,
Но это не долго, и наша звезда никогда не меняла цвета;
Но, королева, тише: ты слышишь - падает снег;
Да, королева, - это все-таки Новый Год!

Наверх


Новая жизнь на новом посту

На кладбище грязь, полшестого,
Мать-земля сегодня сыра;
И в ней стоят хорошие парни,
Хотя, должно быть, пьяны с утра.
Но как не пить при такой работе,
И я храню для них водку в пальто;
И мне хотелось бы петь об этом,
Но этот текст не залитует никто.

Иван спешит на работу,
Он спешит на работу, не торопясь;
Похоже, что ему все равно,
Успеет ли он к девяти часам.
Осенний парк, опавшие листья -
Такая прекрасная грязь!
Он был инженером, теперь он сторож,
Он выбрал себе это сам.
И его Беломор горит на лету,
И это новая жизнь на новом посту.

Когда я смотрю в окошко,
Я вижу, как кто-то идет
По крыше -
Может быть, это собака (кошка),
А может быть, это крот.
Я вижу не слишком ясно,
Мешает крутой наклон
Той крыши -
Может быть, это букашка,
А может быть, это слон.

Над ними чистое небо,
Под ними - хрупкий карниз,
И я не знаю, как сделать, чтобы
Помочь им спуститься вниз.
И я сижу у окна и смотрю в пустоту,
И это новая жизнь на новом посту...

Наверх


Сторож Сергеев

Зеленая лампа и грязный стол,
И правила над столом.
Сторож Сергеев глядит в стакан
И думает о былом;
Но вот приходят к нему друзья,
Прервав его мыслей ход.
И быстро вливают портвейна литр
Сторожу прямо в рот.

Друзья пришли к нему неспроста,
Пройдя не одну версту.
Они желают видеть его
На боевом посту.
И сторож Сергеев, презрев свой долг,
Ловит беседы нить;
И ставит стулья друзьям своим,
Поскольку им негде пить.

И он говорит с ними до утра,
Забыв обойти свой двор.
Он пьет, не глядя совсем на дверь,
Куда мог забраться вор;
Но ночь проходит, приходит день,
Как в мире заведено,
И сторож Сергеев упал под стол,
Допив до конца вино.

Зеленая лампа горит чуть-чуть,
И сменщик уж час как здесь.
А сторож Сергеев едва встает,
Синий с похмелья весь.
И он, трясясь, выходит за дверь,
Не зная еще куда;
Желает пива и лечь поспать
Скромный герой труда.

Наверх


Лети, мой ангел, лети

Крылья сломались, когда еще воздух был пуст.
Кто мог сказать ему, что за плечами лишь груз?
Кто мог что-то сказать ему - мы знали, что он впереди.
Я шепнул ему вслед: "Лети, мой ангел, лети!"

Мальчик, похожий на мага, слепой, как стрела,
Девственность неба разрушивший взмахом крыла;
Когда все мосты обратились в прах, и пепел покрыл пути,
Я сказал ему вслед: "Лети, мой ангел, лети!"

Я знаю - во всем, что было со мной, Бог на моей стороне,
И все упреки в том, что я глух, относятся не ко мне.
Ведь я слышу вокруг миллион голосов.
Но один - как птица в горсти;
И я сжимаю кулак: " Лети, мой ангел, лети!"

Наверх


Движение в сторону весны

Некоторым людям свойственно петь,
Отдельным из них - в ущерб себе.
Я думал, что нужно быть привычным к любви,
Но пришлось привыкнуть к прицельной стрельбе.
Я стану красивой мишенью ради тебя;
Закрой глаза - ты будешь видеть меня, как сны;
Что с того, что я пел то, что я знал?
Я начинаю движение в сторону весны.

Я буду учиться не оставлять следов,
Учиться мерить то, что рядом со мной:
Землю - наощупь, хлеб и вино - на вкус,
Губы губами, небо - своей звездой;
Я больше не верю в то, что есть что-то еще;
Глаза с той стороны прицела ясны.
Все назад! Я делаю первый шаг,
Я начинаю движение в сторону весны.

Некоторым людям свойственно пить -
Но раз начав, нужно допить до дна.
И некоторым людям нужен герой,
И если я стану им - это моя вина;
Прости мне все, что я сделал не так,
Мои пустые слова, мои предвестья войны;
Господи! Храни мою душу -
Я начинаю движение в сторону весны.

Наверх

Уйдешь Своим Путем

Когда я встал на перекрестке,
Я заметил, что места там нет
Я стоял и ждал,
Когда погасят свет
И кто-то, по виду из тех гусей,
Что когда-то спасали  Рим,
Сказал мне: Жди когда она уйдет своим путем,
И тогда ты пойдешь своим

Она обернулась, она сказала:
Послушай, ты мертв давно
Зачем ты здесь?
Он засмеялся и сел
На поезд, что уходит в час-шесть
И тогда она забыла вчерашний день,
Чтобы яснее увидеть суть,
Но я стоял и смотрел, как горит звезда
Того, кто ушел в свой путь

И есть разные лица в виде дверей
И есть твое, что в виде стены
И есть руки мои, что ждут лебедей,
Не вернувшихся с места войны
А ты твердишь, что нет на моем пути
Огня, и там один лишь дым
Ну что же, давай обсудим
Достоинства наших путей,
Когда мы оба уйдем своим

Я все равно был выше твоих небес
И я был ниже твоих глубин,
Но все, кого я любил
Одеты в смерть или в митрил
И это значит, что я здесь один
И ты недурна, но все время идешь за мной
Рождая страсть от тебя отдохнуть
Я совсем не аскет, но я хочу спросить:
Не пора ли тебе в твой путь?

И хочешь верь или не верь,
Когда ты закроешь дверь,
Я не вспомню даже лица
Я буду чертовски рад,
Когда ты вернешься назад,
Но это где-нибудь ближе к преддверью конца
Ну, а теперь, пока у меня есть я,
Поверь мне я хочу быть с ним
И я буду счастлив,
Когда ты уйдешь своим путем
И дашь мне идти моим

Наверх

Диплом

Она не станет читать твой диплом,
И ты не примешь ее всерьез.
Она не станет читать твой диплом,
И ты не примешь ее всерьез;
Но она возьмет тебя на поводок,
Возьмет тебя на поводок,
И ты пойдешь за нею, как пес.

Она расскажет тебе твои сны,
И этим лишит тебя сна;
Она расскажет тебе твои сны,
И этим лишит тебя сна.
И она откроет своим ключом
Клетки всех твоих спрятанных птиц,
Но не скажет их имена.

Ты знаешь много новых стихов,
Где есть понятия "добро" и "зло";
Ты знаешь много старых стихов,
Где есть те же "добро" и "зло".
Но ты не бывал там, откуда она,
Не бывал там, откуда она -
Что ж, считай, тебе повезло...

Она коснется рукой воды,
И ты скажешь, что это вино.
Она коснется рукой воды,
И ты скажешь, что это вино.
И ты будешь смотреть вслед ее парусам,
Ты будешь смотреть вслед ее парусам,
Ты будешь дуть вслед ее парусам,
Когда ты пойдешь на дно,
Когда ты пойдешь, наконец, на дно...

Наверх

Пески Петербурга

Ты - животное лучше любых других,
Я лишь дождь на твоем пути.
Золотые драконы в лесах твоих,
От которых мне не уйти.
И отмеченный знаком твоих зрачков
Не сумеет замкнуть свой круг,
Но пески Петербурга заносят нас
И следы наших древних рук.

Ты могла бы быть луком - но кто стрелок,
Если каждый не лучше всех?
Здесь забыто искусство спускать курок
И ложиться лицом на снег.
И порою твой блеск нестерпим для глаз,
А порою ты - как зола;
И пески Петербурга заносят нас
Всех
По эту сторону стекла...

Ты спросила: "Кто?"
Я ответил: "Я",
Не сочтя еще это за честь.
Ты спросила: "Куда?"
Я сказал: "С тобой,
Если там хоть что-нибудь есть".
Ты спросила: "А если?" - и я промолчал,
Уповая на чей-нибудь дом.
Ты сказала: "Я лгу"; я сказал: "Пускай,
Тем приятнее будет вдвоем";

И когда был разорван занавес дня,
Наши кони пустились в пляс,
На земле, на воде и среди огня,
Окончательно бросив нас.
Потому что твой блеск - как мои слова:
Не надежнее, чем вода.
Но спросили меня: "А жив ли ты?"
Я сказал: "Если с ней - то да".

Наверх

Мне Хотелось Бы Видеть Тебя

Мне хотелось бы видеть тебя;
Видеть тебя.
По старинному праву котов при дворе
Мне хотелось бы видеть тебя.

У кого-то есть право забыть про тебя,
У кого-то есть право не пить за тебя.
Только я не верю в такие права;
Мне хотелось бы видеть тебя.

Я бы мог написать тебе новую роль,
Но для этого мне слишком мил твой король.
И потом - я люблю быть котом;
Но мне хотелось бы видеть тебя.

Я смотрю на гравюры старинных дворцов;
Королева, Вы опустили лицо,
Но я надеюсь, Вы смотрите на короля...
Но мне хотелось бы видеть тебя.

Мне хотелось бы видеть тебя;
Видеть тебя.
По старинному праву котов при дворе
Мне хотелось бы видеть тебя.

Наверх

Немое кино

У меня был друг, его звали Фома
Он забыл все слова, кроме слова "чума"
Вчера было лето, а теперь зима
Наверное, мой ревер сошел с ума

Я устал пить чай, я устал пить вино
Я зажег весь свет, но стало темно
Десять лет я озвучивал фильм,
Но это было немое кино

Панки любят грязь, а хиппи цветы,
И тех, и других заберут менты
Ты можешь жить любя, ты можешь жить грубя,
Но если ты не мент - возьмут и тебя

Я устал пить чай, я устал пить вино
Я зажег весь свет, но стало темно
Десять лет я озвучивал фильм,
Но это было немое кино

И я видел чудеса обеих столиц
Святых без рук и женщин без лиц
Все ангелы в запое, я не помню кто где
У рокеров рак мозга, а джазмены в ...

Я устал пить чай, я устал пить вино
я зажег весь свет, но стало темно
Десять лет я озвучивал фильм
но это было немое кино

Я устал пить чай, я устал пить вино
Я забыл все слова, кроме слова "говно"
Десять лет я озвучивал фильм,
Но это было немое кино

Наверх

Как движется лед

Те, кто знает, о чем идет речь,
Похожи на тех, кто спит
Я раньше думал, что важно в чем суть
Но я понял, что важнее мой вид
И есть время раскидывать сеть
И время на цыпочках вброд
Время петь и время учиться смотреть,
Как движется лед

Ты ляжешь спать мудрый как слон
Проснешься всемогущий как бог
Чуть-чуть с похмелья и немного влюблен
Но как странно бел потолок
Зачем кидаться голым к окну
Вот твой шанс, чтобы выйти на взлет
Спустив в сортир фотографии всех, кто не понял
Как движется лед

Моя любовь купит сахар и чай
И мы откроем свой дом
И к нам придет кто-то, такой же как мы
Чтобы вместе не помнить о том
Что нет времени, кроме сейчас
И нет движения, кроме вперед
И мы сдвинем стаканы плотнее
Чувствуя краем зрачка
Как движется лед

Наверх

Песня No.2

Здесь темно, словно в шахте, но ушли все, кто мог что-то рыть;
И когда ты выходишь, ты видишь, что это не смыть.
И ты хотел бы быть вежливым, только оборвана нить;
Да и что тебе делать здесь, если здесь нечего пить.

И ты гложешь лекарства, как будто твердый коньяк;
И врачи, как один, утверждают, что это - голяк.
И директор твоей конторы, наверно, маньяк:
Он зовет в кабинет, а потом говорит тебе: "ляг".

Ты слыхал, что отсутствие ветра - хорошая весть.
И ты плывешь, как Ермак, но вокруг тебя ржавая жесть.
И ты как мальчик с пальцем, но дыр в той плотине не счесть;
Но почему ты кричишь, когда мы зовем тебя есть?

И в бронетанковом вальсе, в прозрачной дымке берез,
И твой ангел-хранитель - он тоже не слишком тверез;
И вы плывете вдвоем, шалея от запаха роз,
Но никто не ответит, потому что не задан вопрос.

А что вино - полумера, так это ты вычислил сам,
И, поистершись в постелях, с осторожностью смотришь на дам.
И в суете - как священник, забывший с похмелья, где храм,
Ты бываешь то там, то здесь; но ты не здесь и не там.

И ты кинулся в круг, хотя ты не верил в их приз;
И ты смотришь на звезды, но видишь нависший карниз.
И, считая время колодцем, ты падаешь вниз;
Но если там есть сцена, то что ты споешь им на бис?

Наверх

Вернуться к другим альбомам.

Вернуться к главному меню.

Для писем